Германия пожинает плоды терактов на российских газопроводах




Фото из открытых источников
Гигантская забастовка на транспорте парализовала в понедельник всю Германию. Работники этой и других отраслей требуют повышения зарплат. А между тем фактическое снижение их доходов напрямую спровоцировано перекрытым доступом к дешевому российскому газу. Какие политические последствия, в том числе для России, будут иметь эти акции протеста в Германии?
 
После начала российской СВО вся Европа оказалась в серьезном экономическом кризисе – отчасти из-за начала боевых действий, а отчасти потому, что в рамках санкционной войны разорвала экономические отношения с Москвой. И одной из самых пострадавших стран стала Германия. Экспортно ориентированные немецкие компании вынуждены были не только отказаться от российского рынка, но и в добровольно-принудительном порядке (то есть под давлением США) отказаться от дешевого российского газа. Чтобы покупать более дорогой американский.
 
Также ряд немецких компаний был вынужден отказаться еще и от Германии. После принятия в США закона о льготном налогообложении для высокотехнологичного бизнеса европейские производители стали переезжать за океан. Туда, где поспокойнее, дешевле энергоносители и меньше налоги.
 
В результате в ФРГ упал уровень жизни и, соответственно, возросли требования со стороны рабочего класса о повышении зарплат. «В то время как многие работодатели все больше полагаются на разовые выплаты, профсоюзы требуют постоянной компенсации за возросшую стоимость жизни», – поясняет суть требований немецкая Tagesschau. Это и стало ключевой причиной забастовки, которая потрясла всю Германию в понедельник.
 

За пригоршню евро


 
Формальным поводом для забастовки стала неспособность ряда работодателей договориться со вторым по количеству членов профсоюзом страны ver.di (требовавшим увеличения зарплаты своим членам на 10,5%, но при этом не менее чем на 500 евро).
 
«Перед нами извечный конфликт между трудом и капиталом. Рабочие пытаются добиться от компаний индексации своих зарплат на уровень реальной инфляции, а инфляция в минувшем году в странах ЕС была рекордной за многие десятилетия. Бизнес, в свою очередь, индексировать зарплаты работникам не желает. Куда приятнее направлять деньги на дивиденды, а не на повышение зарплат», – поясняет газете ВЗГЛЯД глава аналитического бюро СОНАР-2050 Иван Лизан.
 
С кем-то удалось в итоге договориться по-хорошему (например, с Deutsche Post). Однако ряд работодателей отказались удовлетворить пожелания профсоюза. После этого руководство ver.di объявило о забастовке.
 
К бастующим присоединились и другие профсоюзы. В частности, EVG – профсоюз железнодорожников и сотрудников транспортной отрасли. «В авангарде забастовочных движений традиционно находятся рабочие транспортной отрасли, так как они лучше всего организованы благодаря живым и весьма боевитым профсоюзам», – говорит Иван Лизан.
 
В итоге Германия оказалась парализована – причем в буквальном смысле. Остановились железные дороги, транспорт. Сотни тысяч людей вышли на улицы. Забастовка длилась сутки. Но если они не договорятся с работодателями, то забастовки продолжатся.
 

В лучшем случае будет политическая рокировка


 
В России, конечно, на немецких бастующих (а также на французских протестующих, вышедших на улицы против пенсионной реформы, принятой Макроном также из-за экономических проблем) смотрят с некоторым удовлетворением. Год назад европейские эксперты и политики, радовавшиеся введению санкций, предрекали крах российской экономики и массовые акции протеста на улицах Москвы и других городов РФ. В итоге они получили все это на своих собственных улицах.
 
Однако помимо удовлетворения у российских зрителей проскакивает и надежда. Надежда на то, что массовые забастовки вынудят немецкое правительство отказаться от убийственного для своей экономики курса на конфронтацию с Москвой – ну, либо приведут к власти то правительство, которое откажется.
 
Впрочем, эксперты не склонны разделять такой оптимизм. Масштаб экономического бедствия в Германии пусть и серьезный, но все-таки не критический. Страна пережила зиму, а местное население даже с сокращением реальных доходов живет все равно лучше, чем ряд соседей.
 
«До ближайшей зимы внешнеполитических изменений не предвидится. Для правительства Германии в приоритете – наказание России. Ради этого власти готовы экономить на собственных гражданах, – поясняет газете ВЗГЛЯД доцент РГГУ Вадим Трухачев. – Зимой же надо будет чем-то топить. Тарифы могут существенно взлететь, нехватка газа образоваться. Предприятия могут в еще большем объеме закрыться или переехать в США. Именно тогда издержки помощи Украине должны дать о себе знать в полной мере».
 
Кроме того, у действующей власти нет яркого конкурента, который может оседлать протестное движение улицы. «Для Шольца ситуация нормальная. Во-первых, население разочаровано в политиках в принципе, так что не ждет от них ничего. Во-вторых, у него нет сильного оппонента с интересной популистской программой, – поясняет газете ВЗГЛЯД старший научный сотрудник ИМЭМО РАН Дмитрий Офицеров-Бельский. – За время правления Меркель очень много молодых и перспективных политиков перегорели, так что сейчас выбирать не из кого».
 
«Забастовки не приведут к смене внешнего курса, так как менять текущий политический класс не на кого. Сменщики ничуть не лучше. Плюс не стоит недооценивать политтехнологический арсенал текущих элит в виде партий-спойлеров, технических кандидатов, да и просто рабочей репрессивной машины. Плюс участники забастовок пока не заряжены на политические перемены», – говорит Иван Лизан.
 
Чисто теоретически сам Шольц может власти лишиться. Речь может пойти о рокировке правящей коалиции. «Рейтинг Шольца падает, рейтинг Бербок падает еще быстрее. Но на уровне партий «Зеленые» более-менее остаются при своих, СДПГ и СвДП падают, а ХДС/ХСС – растет. Потому и есть вероятность переформатирования коалиции. Замены в ней СДПГ на ХДС/ХСС», – говорит Вадим Трухачев.
 
Однако для России это не повод для радости.
 
«Лидер ХДС Фридрих Мерц относится к России хуже, чем Шольц, и поддержка Украины в случае его прихода в канцлеры со стороны Германии еще вырастет», – продолжает Вадим Трухачев.
 
Ведь по сути все немецкие системные политики сейчас занимают антироссийскую позицию – и в том числе потому, что у Германии недостаточно суверенитета для изменения своего внешнеполитического курса. Страна зависела и зависит от мнения Вашингтона.
 
«С этой точки зрения нынешние забастовки выгодны Москве лишь в том смысле, что вновь возвращают фокус общественного недовольства на локальные и социальные проблемы, не позволяя винить во всем Россию. Этот процесс накладывается на общую усталость от Украины, толкая общественное мнение в направлении примирения с Россией. Но вряд ли европейские политики станут двигаться в этом направлении: уж слишком они несамостоятельны и уж слишком много было сожжено мостов между ЕС и Россией», – полагает Иван Лизан. Слишком много мостов – и слишком много трубопроводов.
 
Источник