Венгрия пока опасается перейти от громких слов к большому делу




Фото из открытых источников
Жозеп Боррель предложил Венгрии выйти из ЕС, обидевшись на венгерского премьера Виктора Орбана. Ранее Орбан сравнил Евросоюз с СССР, причем не в пользу Евросоюза. Красивый шаг вроде разрыва с ЕС и/или НАТО в случае Венгрии действительно напрашивается. Но хватит ли для этого у Орбана масштаба личности?
 
«Случается, что история повторяется. К счастью, то, что в первый раз было трагедией, во второй раз – это в лучшем случае комедия. Советская Москва была трагедией, Брюссель – плохая современная пародия на СССР. Нам надо было танцевать, как играла на дудке Москва. Если Брюссель и играет на дудке, мы танцуем, как хотим, а если не хотим, то не танцуем».
 
Автор этой речи – премьер-министр Венгрии Виктор Орбан. Место ее произнесения – Веспрем, один из старейших городов страны. Контекст – старт кампании по выборам в Европарламент и очередная годовщина венгерского восстания 1956 года, подавленного советскими войсками.
 
Это событие у венгров, особенно в орбановской право-патриотической среде, сакрализировано, но энергичный премьер, чтоб два раза не вставать, совместил дату и с евровыборами, и с возможностью в очередной раз пнуть Брюссель с его обитателями. Такое нравится избирателям, такое веселит самого Орбана, так что странно было бы, если б не пнул.
 
Еврочиновники отреагировали. В ходе конференции «Европа и мир» глава брюссельской дипломатии Жозеп Боррель прокомментировал венгерскую эскападу так:
 
«Венгрия много знает о советской оккупации. Я помню Будапешт в 1956 году с российскими танками на улицах. Орбан должен знать, о чем он говорит. Я не вижу никакого сходства между советской оккупацией Будапешта и происходящим в штаб-квартире Еврокомиссии. Я не видел ни одного танка там. Никто не обязывает Венгрию быть членом ЕС».
 
Стоит заметить, что 76-летний Боррель стал напоминать 80-летнего Джо Байдена, который периодически «допридумывает» биографию то себе, то своим детям.
 
Согласно прежней версии, в 1956 году Жозепу Боррелю было девять лет, он жил в каталонской глуши и готовился оставить школу, чтобы работать в семейной пекарне. Это он, конечно, молодец, но про Будапешт 1956 года ничего помнить не может.
 
Кроме того, Орбан говорил о различиях между ЕС и СССР, а Боррель ему возражает – нет, они не похожи, танков-то нет. Главный евродипломат явно не уловил сути высказывания, но мы от него уже давно многого не ждем.
 
Однако в одном, в главном Боррель все-таки прав. Венгрию в Евросоюзе действительно никто не держит, если не считать того, что ей крайне невыгодно выходить из него с экономической точки зрения. Британцы подтвердят: на островах до сих пор подсчитывают убытки от Брекзита и не могут оправиться от вызванного им шока, усугубленного бездарностью правительства.
 
Поэтому Орбан и его партия «Фидес» скорее выпендриваются и не идут на реальный политический разрыв с Брюсселем, хотя проклинают его на каждом углу. Фактический лидер европейских евроскептиков не особенно в этом последователен, а теперь как будто придумал оправдание – нам не страшен серый волк. Он играет, мы не танцуем.
 
Это ложь: еще как танцует. Венгрия ругала все 11 антироссийских санкционных пакетов ЕС, всегда старалась выторговать для себя исключения, но за все 11 проголосовала – иначе они не были бы приняты. Орбан регулярно рассказывает, насколько борьба с Россией невыгодна венграм, – это ли не нытье об уставших от танцев ногах?
 
А сейчас венгерский премьер как будто храбрится: после парламентских выборов в Польше его антибрюссельский фронт понес тяжелые потери. Следующим премьером поляков станет бывший глава Евросовета Дональд Туск, а это значит, что у Варшавы начнется медовый месяц с Еврокомиссией, в глазах которой у Евросоюза было два гнойника – Польша и Венгрия, а теперь Орбан остался наедине с собой.
 
Роберт Фицо, вернувшийся к власти в соседней Словакии, не настолько радикален и влиятелен, как польские паны, поэтому – не равноценная им замена. Во взглядах на Россию Орбан и партия «Право и справедливость», уступающая место Туску, расходятся кардинально (как, впрочем, и с Туском), но держали совместную оборону от Урсулы фон дер Ляйен.
 
Впрочем, в той большой политической игре, которую ведет Виктор Орбан, он зависит не столько от выборов в Польше, сколько от выборов в США: венгерский премьер открыто надеется на реванш Дональда Трампа.
 
Трамп Орбана тоже уважает, правда, не может запомнить, какой страной тот руководит. На одном из своих предвыборных мероприятий 77-летний миллиардер выдал типичный «байденизм» и отвесил венгру такой комплимент, от которого тот наверняка ойкнул: «Есть такой человек, Виктор Орбан, кто-нибудь слышал о нем? Он, вероятно, один из сильнейших лидеров мира. Он лидер Турции и друг России».
 
Как говорится, с такими друзьями и враги не нужны: прослыть «другом России» в Венгрии чревато, из-за событий 1956 года в том числе. Впрочем, сам Орбан на этот счет давно все объяснил: мне, мол, нет дела до России, просто я защищаю экономические интересы Венгрии от зловредных еврочиновников.
 
В том, что касается противостояния «российской дудке», Орбан и впрямь верен себе. Он был одним из активистов десоветизации Венгрии и никогда не говорил про СССР ничего хорошего. При нем Венгрия вступила в НАТО, когда это воспринималось ею как «окончательная гарантия от неповторения советской оккупации». При нем же в Будапеште открыли «Музей террора» – преимущественно советского террора, а в его холле как раз стоит советский танк (может, там и встречался с ним Боррель?).
 
А то, что параллельно Орбан бережет совместные с Россией проекты, выросшие в том числе из времен ОВД, то это не противоречие: он антисоветчик, а не русофоб.
 
Однако в том, что касается борьбы со зловредными брюссельскими бюрократами, последовательности главвенгру явно не хватает. Ладно еще – ЕС, выходить откуда пока что себе дороже. Но с учетом того, что Орбан постулирует принципиально другой подход к европейской системе безопасности, отношениям с Россией и конфликту вокруг Украины, он мог бы вывести Венгрию хотя бы из НАТО, что сэкономило бы Будапешту кучу средств.
 
Примеры есть. Это не только Франция, когда-то покинувшая военные структуры альянса ради суверенитета, это, например, соседняя Австрия. Она в НАТО сроду не входила, прописала в конституции нейтралитет и прекрасно себе чувствует. В ЕС австрийцам сейчас многие завидуют, поскольку они не тратят на оборону по 2% ВВП, как того требуют брюссельские структуры.
 
Венгры с австрийцами даже могли бы создать собственный оборонный альянс на двоих, вспоминая то хорошее, что принесла обоим народам Габсбург-Лотарингская династия. Но никаких поползновений в сторону от НАТО Орбан не делает. Хотя ограничения, которые накладывает устав альянса на суверенитет своих членов, бесспорны, а его штаб-квартира тоже находится в Брюсселе, который венгерский премьер так ненавидит.
 
По сути, это одни и те же люди. Например, глава Еврокомиссии Урсула фон дер Ляйен – главный кандидат на пост генсека НАТО после ухода в следующем году Йенса Столтенберга.
 
Казалось бы – беги оттуда, раз уж ставки (по словам самого Орбана) взлетели аж до третьей мировой войны. А он не бежит.
 
Возможно, дело в том, что Орбан – не генерал Шарль де Голль. Выйти из НАТО – не его масштаб. Скандалить, интриговать, отбивать у Еврокомиссии прибыльные проекты, выигрывать выборы – все это он прекрасно умеет делать, а вот жесты исторического уровня ему пока не даются.
 
Впрочем, еще не вечер – не совсем закат Европы. Если верны слухи о том, что выйти из НАТО планирует даже Трамп, а Боррель с Урсулой готовят расширение Евросоюза к 2030 году за счет Украины и Западных Балкан, сбежать из брюссельских структур венгры еще успеют.
 
Включение в ЕС бедных стран превратит венгерское государство из реципиента брюссельских средств в чистого донора, а выход США из НАТО увеличит расходы прочих членов альянса в разы.
 
Чтобы пожелать уклониться от этого, не нужно быть великим политиком. Достаточно уметь считать деньги. Орбан всегда умел.
 
Источник