Киев срывает планы Запада на весеннее наступление




Фото из открытых источников
В МИД Украины потребовали от Запада не считать так называемое весеннее контрнаступление ВСУ поворотным моментом конфликта с Россией. Это резко контрастирует с заявлениями, звучавшими прежде. Почему Киев переоценил значение предполагаемой атаки на российские позиции? И какое отношение к этому имеет наглая просьба Украины к западным компаниям поделиться с ней своими сверхприбылями?
 
«Мы должны всеми средствами противостоять восприятию контрнаступления как решающего сражения войны». Этот призыв главы МИД Украины Дмитрия Кулебы, озвученный им в комментарии Financial Times, действительно все меняет.
 
До этого заявления информационная легенда вокруг так называемого весеннего контрнаступления ВСУ была такова, что оно, напротив, чрезвычайно значимо, критично и почти все решит. Председатель Евросовета (руководящего органа Евросоюза, куда входят непосредственно главы государств ЕС) Шарль Мишель в конце января прямо так и говорил: «следующие недели и месяцы для Украины решающие» – а значит, «настало время оказать максимальную поддержку».
 
Под поддержкой имелись в виду тяжелые вооружения. Мишель не уточнял, что речь идет непременно о контрнаступлении ВСУ, но о чем же тогда еще? Его неконкретность объяснима: в Западной Европе и даже в США (в отличие от Польши и Прибалтики) пока еще стесняются говорить, что цель предприятия – военный разгром российских войск. Все понимают, что речь именно об этом, но прямо говорить стесняются.
 
Тем не менее за последние два месяца «весеннее контрнаступление» стало притчей во языцех и одной из главных тем в мировых СМИ – ее обглодали уже для костей. И это не было истерикой на ровном месте, потому что западные страны резко увеличили объемы помощи Украине, в первую очередь поставки боеприпасов и вооружений. Помимо прочего, натовцы расщедрились даже на танки, в которых прежде отказывали Киеву. И набралось их где-то от сотни, а танки в военном деле нужны именно для наступления.
 
Параллельно украинские офицеры и пилоты проходят ускоренные двух-трехмесячные тренинги-переподготовки в странах Запада, как будто с февраля 2022-го не прошел почти год, за который это можно было сделать без спешки.
 
Общественно-политическое пространство США и ЕС было накачано ожиданиями. Предполагалось, что Киев докажет – сверхтраты на него не ухнули в черную дыру. Но вместо этого выходит Кулеба и говорит то, что говорит: будем противостоять вашему восприятию, потому что это не решающее сражение, ничего подобного. Занизьте, мол, свои ожидания, у всех впереди еще длинный путь.
 
Это очень нагло с учетом того, что украинская сторона сама это восприятие и эти завышенные ожидания создавала. А теперь, когда под «весенний разгром войск противника» из оружейных хранилищ НАТО выжали все что могли, просит не требовать от ВСУ невозможного.
 
Впрочем, это было, как ни странно, не самое наглое заявление украинского четверга. Министр энергетики Герман Галущенко предложил западным энергогигантам вроде Shell и Exxon Mobil поделиться частью своей сверхприбыли с Украиной. Она ведь причастна к энергетическому кризису, который породил сверхприбыли, так что поделить их с ней справедливо.
 
В общем и целом, оба этих заявления преследуют одну цель и существуют в рамках одной тактики – тактики выклянчивания. Киевской власти действительно нужно много всего и сразу, но совершенно нечего предложить взамен.
 
Остаются такие методы добычи ресурсов, как мольбы, увещевания, дерганье за рукав, угрозы, обвинения, упреки – в общем, полный набор профессиональных магрибских нищих.
 
Также неплохо работают посулы несбыточного – богатых женихов, опеки богов и духов, военного разгрома российских войск. Нужда еще и не такие спектакли показывать заставит.
 
В шляпу, пущенную по кругу НАТО, единоразово можно собрать немало – вплоть до сотни танков. Но Украина по-прежнему большая страна, ее экономика разрушена, ее армия несет значительные потери в людях и технике, а впереди неопределенное будущее. Как государство, тем более государство, ведущее масштабные боевые действия, оно жизненно нуждается не в разовых подачках, а в постоянной системной подпитке.
 
Поэтому дипломатия Киева, решив острую проблему снабжения на первое время, начинает приучать общественное мнение к мысли о том, что Украина Западу дана на долгое кормление, возможно, на пожизненное. И это не изменится в случае, если хрестоматийное «весеннее контрнаступление ВСУ» с предполагаемой целью перерезать так называемый сухопутный коридор в Крым будет разгромлено или даже вообще не состоится.
 
Но второе – навряд ли, слишком уж большая ставка была сделана на это «контрнаступление» на Западе, если оценивать его хоть в реальных деньгах, хоть в политическом влиянии. В России не стоит допускать даже мысли, что все это были просто «танцы с бубном», а танки ВСУ нужны только для красоты: цена ложного успокоения может быть неприемлемой.
 
Массированной атаки стоит ждать в любой момент после того, как земля достаточно затвердеет от весенней грязи. Вероятно на нескольких направлениях сразу, чтобы впоследствии бросить ресурсы туда, где удастся пробить дыру в российской обороне. И уже сейчас есть свидетельства того, что украинцы стягивают большое количество натовской бронетехники к российским позициям в Запорожской области.
 
Однако никто в руководстве ЕС, кроме безнадежно наивных, не мог думать, что этот «контрнаступ», каким бы он ни стал, способен решить все те задачи, которые ставит перед ВСУ руководство Украины – например, вернуть контроль над Крымом. Грядущие события могут изменить конфигурацию фронта в ту или иную пользу, но не разрешить конфликт так, как это видят Москва или Киев. За ними наверняка придет еще один длительный период с локальными столкновениями, накапливанием сил и позиционной игрой ВСУ преимущественно от обороны. На все это тоже потребуются немалые средства.
 
Увы, они, скорее всего, найдутся, а Зеленский, Кулеба и Ко с их жалобной песней будут услышаны. Основные игроки в ЕС уже дали понять, что смирились если не с вечным, то с длительным кормлением Киева. К примеру, Германия выделила Украине 15 млрд евро порциями до 2032 года, а Франция обязалась системно нарастить поставки боеприпасов – сперва вдвое, потом еще больше.
 
Кулеба прав в том, что «контрнаступ» не сможет что-то принципиально решить. Его провал, безусловно, станет серьезным доводом в пользу того, чтобы программы помощи Украине были пересмотрены как безрезультатные сперва отдельными странами, а потом многими – обвалом по цепочке. Но по большей части конфликт подпитывают несколько крупнейших игроков НАТО, а все остальные там «для массовки», да и уже успели поиздержаться.
 
Представляется, что для смены курса Британией, Германией, Францией нужна либо радикальная смена управленческих элит (эти закусили удила, связали себя публичными обязательствами – и назад отступить уже не могут), либо, что более надежно, радикальная смена управленческих элит в США (по тем же причинам) как в центральном оргкомитете конфликта со стороны Запада.
 
Проблема второго сценария в том, что у самих США проблем нет или гораздо меньше. Украина не настолько серьезное обременение для их распухшего и привыкшего к прокси-войнам бюджета, чтобы он перекрывал ту самую сверхприбыль энергетиков (Галущенко насчитал по 200 млрд долларов на одно юридическое лицо) и перспективы от переманивания европейской промышленности в Америку.
 
Так что настоящее решающее сражение этого конфликта – это сражение с эгоистичной американской внешнеполитической доктриной. Шансы европейцев на победу в нем пока не сильно лучше, чем шансы ВСУ на чаемый Западом «разгром российских войск».
 
Источник